Заметки о двух мартовских премьерах

Articles
// 26.03.2014

Эти заметки я посвящаю двум событиям культурной жизни Нью-Йорка: в последнюю неделю марта на сцене Метрополитен опера прошла премьера оперы Джузеппе Верди “Эрнани”, а в Эвери Фишер холл состоялось первое исполнение Симфонии для скрипки и оркестра “Шехерезада 2” современного американского композитора Джона Адамса.

Музыка Верди доставляет удовольствие слушателям и зрителям, несмотря на, прошу прощения, нелепость сюжета. Эта музыка, как сказал поэт, “прекрасна без извилин”, но покидаешь оперу с грустью. Еще недавно, а если быть точным, 3 года назад, Пласидо Доминго одним своим появлением на сцене (в роли бога-Нептуна в опере “Зачарованный остров”) вызывал восторг и аплодисменты публики, но на сей раз он был едва узнан – и это с 4-го ряда партера, где мы сидели. И немудрено: ведь роль 19-летнего царя Карла исполнял 74-летний, как-то резко сдавший и показавшийся даже ниже ростом, сильно загримированный певец. И если бы только внешность!.. Доминго, славившийся своим сильным драматическим тенором, исполнял баритональную партию властолюбивого героя, обладающего волей и страстью. Однако перечисленных качеств Даминго-то и не хватило.

Второе музыкальное событие восстановило нашу потерянную было веру в искусство: новое произведение Джона Адамса “Шехерезада 2 – Драматическая симфония для скрипки и оркестра” в исполнении скрипачки Лейлы Джозефович и оркестра Нью-Йоркской филармонии, с первой до последней ноты удерживало наше внимание своим эмоционально насыщенным музыкальным повествованием о жизни и судьбе арабской женщины. Перед началом исполнения композитор рассказал залу об истории создания этого произведения.  Несколько лет назад в Париже он посетил музей арабской культуры, где экспозиция была посвящена сказке “Тысяча и одна ночь”, героиня которой, Шехерезада, спаслась от неминуемой гибели при помощи своей привлекательности, соединенной с высоким интеллектом. Эта история заставила композитора задуматься о том, как складывалась судьба арабской женщины, начиная с древних веков до наших дней. С горькой иронией замечу, что за тысячелетия мало что изменилось: женщине попрежнему приходится отстаивать свои права, становясь при этой жертвой религиозного фанатизма. Каждая часть произведения раскрывает разные стороны существования женщины: это и противоборство с “сильным” полом, и любовное томление, и страдание, и ощущение власти своей красоты. Всю эту гамму чувств и состояний передает скрипка, в то время как оркестр олицетворяет враждебную женщине стихию. На мой взгляд, даже наряд солистки выбран с большим смыслом: это не утвердившийся теперь “стиль оголенности”. Скрипачка вышла на сцену в закрытом платье с длинными рукавами. Завершали наряд… Шаровары. Интересна была и цветовая гамма: ярко-оранжевое сочеталось с болотным. На фоне черных строгих платьев и фраков музыкантов оркестра это выглядело немного вызывающе.

Блестящее исполнение нового произведения Адамса было по достоинству было оценено залом.

Ольга Славнина

Categories
Articles