Пушкинское общество Америки: новые исторические факты

Articles
// 20.09.2015

В популярной песне из кинокомедии «Волга-Волга» сообщается, что «Америка России подарила пароход…». Возможно, так оно и было на самом деле, однако Россия Америке, кроме Зворыкина, Сикорского, Стравинского и сотен других наших гениальных соотечественников, подарила… русскую культуру. Недаром на открытие Карнеги Холл в 1891 году американцы пригласили Петра Ильича Чайковского.

Еще одно важное событие в жизни Нью-Йорка, связанное с русской культурой, произошло в 1937 году, в год столетия со дня смерти Александра Сергеевича Пушкина. В Нью-Йорке и Вашингтоне, Бостоне и Сан-Франциско прошли памятные мероприятия (концерты, собрания, выставки), посвященные великому русскому поэту. Инициатором этой обширной культурной программы было Пушкинское общество Америки, созданное за два года до упомянутых событий. Дошедшие до наших дней архивы общества свидетельствуют о том, что 14 февраля 1937 года в Карнеги Холл состоялся концерт Бостонского симфонического оркестра под управлением Сергея Кусевицкого. Согласно упомянутым материалам в фойе Карнеги Холл в этот вечер был выставлен бюст поэта работы скульптора Н.В.Димитриева. Бюст этот впоследствии можно было видеть в Колумбийском университете, путешествовал он и в столицу Соединенных Штатов, однако в конце концов – затерялся. Судьба работы скульптора, преподнесшего свое произведение в дар Пушкинскому обществу Америки, нам до сих пор неизвестна, однако небезразлична.

В предстоящем 2016 году Карнеги Холл отпразднует свое 125 летие, и поскольку оба вышеописанных события непосредственно связаны с этим знаменитым залом, я решила связаться с директором архивов и музея Карнеги Холл, в котором хранятся многие реликты и документы, связанные с его историей.

Директор музея Джино Франческони встретил меня приветливо и, предварив мои вопросы, касающиеся усиленной наружной охраны и наличием у входа нескольких телевизионных траков, сразу повел меня в Большой зал. Джино пояснил, что телекомпания СИ-Би-Эс (CBS) на три дня сняла Карнеги Холл для проведения своей ежегодной презентации – шоу. Вечером зал должны были заполнить работники корпорации в количестве четырех тысяч человек!

Грандиозное «мероприятие» диктует свои законы: сцена элегантного зала выглядела как какая-нибудь  иллюминированная танцплощадка. Мы устроились в ложе, Джино, оглядев зал, с гордой деловитостью, произнес:
– Для них – престиж, а для нас – деньги. Эта фраза, как выяснилось потом, стала, да простит меня Джино, ключевой в нашей встрече. Он обратился ко мне:
– Мне хотелось бы знать, Ольга, какова все же цель вашего визита?
Я сказала, что в архивах Пушкинского общества, которое я представляю, есть сведения о том, что в дни памяти Пушкина, точнее говоря, 14 февраля 1937 года, в Карнеги Холл прошел концерт Бостонского симфонического оркестра под управлением Сергея Кусевицкого. В тот же вечер в фойе зала и был выставлен бюст Александра Сергеевича, который, как я уже сказала, несколько лет спустя ко всеобщему огорчению исчез. Я показала Джино сделанную в те далекие времена фотографию бюста.

Должна сказать, что история с бюстом на моего собеседника не произвела ни малейшего впечатления. Более того, в ответ на, по моему предтавлению, едва ли не детективную историю, Джино поведал мне свою: о бесследном исчезновении тяжеленной бронзовой статуи финского композитора Яна Сибелиуса, которая долгие годы украшала фойе знаменитого зала. Выдержав паузу, Джино продолжал:
– В преддверии юбилея Сибелиуса финское правительство обратилось к нам с просьбой одолжить статую. Нам, краснея, пришлось сознаться, что статуя из фойе исчезла.
Но это еще не все! Далее последовала история о пропаже из артистической концертного зала… скрипки Страдивари. Однако эта история окончилась хэппи эндом: уникальный инструмент вскоре нашелся… под кроватью одного из музыкантов.

Легкость, с которой Джино поведал обе эти истории, предваряла резюме господина Франческони: заниматься розыском бюста Пушкина он не собирается.
Мои надежды на сотрудничество с музеем Карнеги Холл растаяли как италиан айс в жаркий нью-йоркский полдень. В сей огорчительный для меня момент в зал, где мы устроились в ложе, неожиданно вошли двое полицейских с собаками. Мой собеседник, видимо, решил, что для него настало самое время разговор закончить. Я почти на бегу выложила Джино козырную карту своего визита:

– Но ведь коцерт Бостон–симфони в 37-м году состоялся! И мы, Пушкинское общество, хотели бы провести в Карнеги Холл концерт, посвященный юбилею Пушкинского общества Америки. Джино приостановился и внимательно на меня посмотрел:
– Вам-то престиж, а нам, простите, что?
– Вам тоже престиж. Имя Пушкина Карнеги Холлу вреда, мне кажется, не причинит…
– Но и выгоды, извините, никакой…
На этом мы вежливо распрощались, и я сказала себе:
– Завалила все дело, дуреха…

 Надо сказать, что чувство досады после встречи с чиновником от культуры владело мною недолго: по возвращении домой я получила от Джино электронное письмо , содержание которого постараюсь кратко изложить.

Джино сообщал, что Бостонский симфонический оркестр под управлением Кусевицкого выступал в Карнеги в феврале 1937 года трижды: 10, 12 и 13 числа. Но отнюдь не 14-го! Это уточнение – результат кропотливой, я бы сказала, честной работы моего недавнего визави в архивах. А могло быть совсем иначе: галантно выпроводив меня, Джино, мог забыть мое имя в тот же день, и знала бы об этом только я. Из электронного письма Джино мне стало известно, что 14 февраля 1937 года на сцене Карнеги Холл выступал Нью-йоркский филармонический оркестр, а позже на той же сцене оказался уже другой коллектив музыкантов: Симфонический оркестр Дженерал моторс.

…I searched for the February 14, 1937 event with the Boston Symphony and no luck. The Boston Symphony was here on the 10th, 12th and 13th. But they were not here on the 14th. We had the New York Philharmonic and the General Motors Symphony Orchestra radio broadcast. There were other events in the smaller theaters.
I also did some checking around on the New York Times. There were Pushkin celebrations in several places. I attached reviews of the Boston Symphony concerts and also the Pushkin tributes around town. You will see I have attached articles from the Metropolitan Opera, Columbia University, Town Hall, even the New School…

К моему восхищению, мой новый знакомый тщательно проверил все культурно-массовые мероприятия, прошедшие в Нью-Йорке в Пушкинские дни 1937 года. Архивные документы подтвердили уже известные факты, что в Метрополитен опера была поставлена опера Римского-Корсакова «Золотой петушок» по одноименной сказке Пушкина, а в Таун Холл прошел концерт русской певицы Марии Куренко, исполнившей около 30 арий и романсов на стихи Пушкина. Аналогичные мероприятия прошли в Колумбийском университете, Академии искусств штата Коннектикут, в Новой школе в Манхэттене и так далее.К полученному мной письму были приложены копии рецензий газеты «Нью-Йорк таймс» на упомянутые события.

В одном из документов Пушкинского общества Америки я обнаружила нечто важное: информацию, относящуюся к интересуемой нас дате – 14 февраля 1937 года. На сцене Карнеги Холл действительно, как сообщил мне Джино (см.выше), состоялся концерт Симфонического оркестра Дженерал моторс, посвященный великому русскому поэту. Концерт этот транслировался по радио. В качестве солиста на нем выступил известный скрипач Шура Черкасский. Мне важно было знать, сохранилась ли программа этого концерта и был ли он публичным, поскольку речь идет о радиотрансляции.

И на этот раз ответ Джино был незамедлительным: согласно «Нью-Йорк таймс» публичного концерта не было. Поэтому и соответствующая программа в архивах музея Карнеги Холл отсутствует. Однако, в исторических записях имеются весьма важные подробности этого концерта, как то: концерт начался в 10 часов вечера, однако радиомикрофоны были установлены в зале задолго до этого, а если быть точным – перед концертом Оркестра Нью-йоркской филармонии.

Hi Olga
Yes, the General Motors Symphony Orchestra did perform on February 14, 1937. According to our notes, the program is missing but Igor Stravinsky was the conductor and Samuel Dushkin was the violinist. There was also the Art of Musical Russia Choir. There isn’t a review in the New York Times nor is it listed in the weekly concert events so this usually means the public might not have been invited, although usually for the radio broadcasts they did invite audience. But this concert was at 10pm in the night so I am not certain how the audience attendance was. The New York Philharmonic performed earlier in the day so the radio broadcast microphones were already set in the Hall.
Shura Cherkassky performed in the US in 1936 and did not return until 1940. So he was not part of that event.
Best regards,
Gino
May 21st, 2015

 Что же касается Шуры Черкасского, якобы солировавшего в тот поздний вечер, то, как выяснил Джино, скрипач-виртуоз был в это время на гастролях вне Соединенных Штатов, и продолжались эти гастроли с 1936 по 1940 годы.

Вместо Шуры Черкасского в тот день солировал не менее выдающийся американский скрипач русского происхождения Самуил Душкин. Он известен тесным сотрудничеством с Сергеем Прокофьевым и Игорем Стравинским, написавшим специально для него скрипичный концерт. Великий Стравинский и стоял в тот памятный вечер за дирижерским пультом в Карнеги Холл.

Российско-американские отношения переживают не лучшие времена, и мне кажется, рассказанная мной история еще раз доказывает, что политические игры преходящи, а искусство и культура – вечны.

Ольга Славнина

Categories
Articles